Повелительница болезней и болезнь повелителей – подагра

mm

Ieva Lībiete

Д-р мед., руководитель Отдела исследовательской и экспозиционной работы Музея Истории медицины им. П. Страдиня, ассистент Института Истории медицины Рижского Университета им. П. Страдиня

rudens-2014-podagra

Baudkārs cilvēks gremošanas briesmās. Džeimss Gilrejs, 1792

История подагры уходит в далёкое прошлое – описание болезни оставили уже древнегреческие и римские врачи. Исторически подагра считается болезнью, характерной лишь для богатых. Одно из её латинских названий – artritis divitum – артрит богатых. В прошлом подагра не щадила знаменитых и влиятельных людей, приводя в отчаяние королей, императоров, понтификов, политиков и учёных. Поэтому в фольклоризированном выражении о подагре содержится известная доля правды – «повелительница болезней и болезнь повелителей». При том подагра является одной из древнейших болезней, о возникновении и лечении которой люди уже давно имели представление; причём, сравнительно верное даже с точки зрения современной медицины.

«Античная» подагра

Подагрой болеют с древних времён – свидетельства об отложении мочевой кислоты в суставах найдены уже у египетских мумий возрастом шесть тысяч лет. Точные описания болезни оставил древнегреческий врач Гиппократ в четвёртом веке до нашей эры. Он считал, что в основе здоровья или болезни лежит равновесие или дисбаланс четырёх жидкостей организма – чёрной жёлчи (греч. melan chole), жёлтой жёлчи (греч. chole), крови (греч. haima) и слизи (греч. phlegma). Развитие подагры Гиппократ объяснял чрезмерным накоплением одной из жидкостей организма в суставах. Под термином «подагра» древние греки понимали только артрит большого пальца ноги – термин произошёл от греческих слов – pous (нога) и agra (захват). Если болезнь развивалась в других суставах, применялись такие термины как chirarga, gonagra, omagra – захват рук, колена или плеча. Гиппократ в своих афоризмах постулировал такие закономерности подагры, которые в известной степени справедливы и в наши дни: подагры не бывает у женщин до менопаузы (29-й афоризм), у мужчин ante usum Veneris, или до полового созревания (30-й афоризм), а также у евнухов (28-й афоризм).

В первом веке до нашей эры римлянин Авл Корнелий Цельс заметил и описал связь подагры с чрезмерными пищевыми привычками и чрезменным потреблением алкоголя. В свою очередь, его современник, римский историк Гай Светоний назвал подагру morbus divitum – болезнью богачей, указывая, что ею болеют, в основном, представители наиболее зажиточных и невоздержанных слоёв общества. Надо думать, именно поэтому античная легенда гласит, что богиня Подагра родилась в результате обольщения Афродитой бога вина Диониса.

В античном мире было известно и характерное течение болезни – древнегреческий врач Аретей Каппадокийский в первом веке точно описал внезапный приступ подагры и указал на приступообразный ход болезни, или ее периодичность, говоря, что между приступами больной может даже победить в Олимпийских играх.

Болезнь королей

В античной культуре и последующих столетиях подагра была тесно связана с невоздержанностью в еде и чрезмерными пирами. Среди знаменитых повелителей, мучимых подагрой, были Александр Македонский, короли Франции и Англии в нескольких поколениях. Подагра была и у императора Священной Римский империи Карла V. Он страдал от болей в суставах и отёков, и медики его двора диагностировали подагру. О его тяге к вину, пиву и мясу сохранились яркие описания – он даже приказал изготовить для себя кувшин для вина с четырьмя ручками, чтобы можно было удобнее утолять жажду. Современные учёные, изучив материал костей Карла V, пришли к выводу, что врачи  XVI века были правы – император действительно страдал от подагры.

Как и королей, подагра не щадила и церковников – ни Римских Пап (в истории известно, по крайней мере, о семерых), ни реформаторов (например, Мартина Лютера). От подагры страдали художники, например, Микеланджело; философы, например, Дени Дидро; учёные – Исаак Ньютон.

Поэтому репутация подагры, в отличие от других болезней, была на довольно высоком уровне. В середине XIX века её определяли как „недуг джентльменов”, а ревматизм – как «болезнь наёмных кучеров». В свою очередь, живший на рубеже XIX и XX веков американский писатель Амброз Бирс иронизировал по поводу этой «репутации» подагры, говоря, что подагра – это слово, которым врачи называют ревматизм богатых.

«Современная» подагра

Говорят, что «современная» история подагры началась с мастерского описания острого приступа подагры, оставленного в XVII веке английским врачом Томасом Сиденхемом – как же иначе – ведь он сам страдал от этой болезни. Его современник Антони ван Левенгук в 1679 году в световом микроскопе, изготовленном им самим, наблюдал кристаллы, изолированные из подагрических узлов (тофусов). Происхождение кристаллов на то время ещё не было известно. Саму мочевую кислоту удалось впервые изолировать в 1776 году, а полвека спустя её присутствие было доказано и в подагрических узлах.

Решающий вклад в исследование происхождения и течения подагры внёс английский врач Альфред Гаррод, который в период времени с 1848 по 1859 годы экспериментально доказал, что у больных подагрой, в отличие от больных ревматоидным артритом, в крови повышен уровень мочевой кислоты, таким образом дав определение подагре как совершенно другой диагностической единице, отличной от ревматоидного артрита.

Извилистые пути лечения подагры

Предположение о решающей роли гастрономических излишеств в развитии подагры, существовавшее уже с древнейших времён, способствовало тому, что главное оружие врачей в борьбе с подагрой в течение веков было связано с рекомендациями по диете. Однако и медикаментозное лечение имеет настолько же давнюю историю. В наши дни использовавшийся в лечении подагры колхицин был известен уже за 500 лет до нашей эры. Содержащее алкалоид колхицин растение безвременник осенний (Colchicum autumnale), было известно как средство, вызывающее понос, ядовитое растение, но пригодное для лечения суставов и подагры. Однако целенаправленное использование экстракта безвременника для прекращения острых приступов подагры начал венский врач Антон фон Штерк в 1763 году. Очищенный алкалоид колхицина был химически выделен в конце XVIII века, что способствовало распространению медикамента и его более широкому использованию. В конце XIX века в арсенал лечении подагры вошёл и аспирин, а с 1948 по 1963 годы один за другим были введены кортикотропин, преднизолон и аллопуринол.

Поучительный рассказ молодого Стендера латышам, как избавиться от подагры
Vis-derīgas zāles pret kaulu sāpēm Bagātam kungam Spranču zemē, ikdienas pēc gārdiem kumosiem un dārgiem dzērieniem dzīvodamam, bija daudz mokas jācieš no sāpīgas kaulu-slimības. Kādu brīdi pār jūru braucot, neviļot viņam tā nestunda uzbruka, no Turku jūras-laupītāja saķertam un bārgam Turku-kungam par vergu pārdotam tapt. Tagad grūtas dienas baudīja. Taču pēc pusgada viņa draugi to ar grūtu naudu atsvabināja. Spirgts un spēcīgs mājās atnācis, brīnījās visi, ka tagad vieglās kājās ronoties, jo papriekš no sulaiņiem savādā sēdeklī bija nesams. Citi bagātnieki, gardēdi un tādi paši sāpju-cietēji, to izdzirdējuši, ka tagad gluži vesels esot, lika to vaicāt, caur kādu ziņu jeb zālēm viņš izārstējies un sāpes apremdejs, lai no Dieva puses un kristīgās mīlestības dēļ viņiem to apslēpumu līdz dalot. Labprāt lika viņš tiem atsacīt, visa skunste ir šī, ņemiet labi vērā: ikdienas kādu pāra desmit koka-sitienus par pleciem, pusmārciņu sausas maizes un krūzi ūdens, un bez gala piespiešanas pie darba, ka sviedri nopilot. Tas Turgu vērgums manas zāles bija. Jo kamēr mājās pie pilnām bļodām un blašķēm sēdēju, un ikdienas plītēju, es savu bārgu viesi ne spēju aizdzīt, bet tik ko man vajadzēja gadīgam tapt un grūtības ciest, kad tas man pašā prātā atstāje.
Aleksander Johan Stender; Книга немецкого языка и слов, Елгава, 1820

Читайте также:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.